Блеять с баранами немногим достойнее, чем выть с волками.

Блудный сын. «И когда он был еще далеко, увидел его отец». - говорит Евангелие. Значит, он ждал, караулил каждый день!

Верить можно только в невероятное. Остальное само собой разумеется.

«В мое время…» Слова говорят за себя: произносящий их считает, что уже не принадлежит этому времени. С вами говорит мертвец.

Вопреки видимости, именно зима - пора надежды.

Воскресший Христос мог бы явиться Ироду, Пилату, Каиафе, привести в  ужас своих палачей. Но Христос - полная противоположность графу Монте-Кристо.

В Париже тратишь все силы на то, чтобы добиться уважения людей, которых не уважаешь.

Даже если этот мир отвернулся от Христа, ко Христу не придешь, отвернувшись от мира.

Две тысячи лет после смерти Христа слова «Господи, боже ты мой» чаще выражают досаду, чем молитву.

Для многих Христос - вода, которой жаждешь; для некоторых - воздух, которым дышишь.

Для пожилых - по мере того как пустеет их мир, - безмолвно заселяется мир незримый. Это как песочные часы.

Дураки жалуются, что их принимают за дураков.

Дурной поступок редко остается без вознаграждения.

Епископ, небрежно дающий благословение, оскорбляет Бога больше, чем  пьяница, который богохульствует, ругаясь в кабаке.

Закон политики: менее опасно создать четырех недовольных, чем одного довольного и трех завидующих.

Зимой сестра милосердия написала мне из больницы: «Дни такие короткие и длинные…»

Истина, сказанная без  любви, порождает ошибку.