В конечном счете недовольных негодяев столько же, сколько негодяев довольных. Оппозиция не лучше правительства.

В музыке я больше всего люблю женщин, которые ее слушают.

В обществе мы никогда не говорим о музыке, потому что не знаем ее, и никогда не говорим о живописи, потому что ее знаем.

В провинции и дождь - развлечение.

Газета - естественный враг книги, как шлюха - естественный враг порядочной женщины.

Если Бог существует, то  атеизм должен казаться ему менее оскорбительным, чем  религия.

Женщины в вопросах всегда видят личности, а принципы черпают в своих личных симпатиях.

Застенчивость - это только нервное явление. Все нервные люди застенчивы. Скромность тут совершенно ни при чем.

Искусство нравиться как будто просто. Надо соблюдать только два правила: не говорить другим о себе и постоянно говорить им о них самих.

История - это роман, который был; роман - это история, которая могла бы быть.

Картина в музее слышит больше глупостей, чем кто бы то ни было в мире.

Книга при своем появлении никогда не бывает шедевром: она им становится.

Когда близко видишь людей, которые вам аплодируют, то начинает казаться, что люди, освистывающие вас, может быть, не так глупы.

Когда неверие становится верой - оно более нелепо, чем  религия.

Крупным людям свойственно мелкое тщеславие.

Любой, кто не считает себя гением, не является даже талантом.