Все, что я рисую, я видел в полях или на морском берегу.

В течение всего периода, в котором я работаю на холсте, я чувствую, как я начал любить его той любовью, которая рождается из медленного понимания.

Для меня объект есть нечто живое. Эта  сигарета или этот коробок спичек содержат секретную жизнь, намного более интенсивную, чем могут подумать люди.

Для меня форма никогда не бывает абстрактной, она всегда звезда, человек или еще что-нибудь.

Когда я работаю, то некая субстанция становится для меня знаком женщины или птицы.

Работы должны быть задуманы с огнем в душе, но выполнены с клинической прохладой.

То, что я ищу, является неподвижным движением, то, что было бы равнозначно, что называется красноречию молчания, или как св. Иоанна на кресте, я думаю, это было бы описано термином «немая музыка».

Я начинаю рисовать, и, пока я рисую, картина сама утверждается под моей кистью.

Я пытаюсь использовать цвета, как слова, которые формируют стихи, как ноты, что формируют музыку.

Я чувствую потребность достижения максимума интенсивности с минимумом средств.