…. Тонико не смотрел на женщин, всецело занятый горой мяса, которую бог и полковник дали ему в жены и которую он должен был кружить по залу.

«Габриэла, корица и гвоздика»

Трудными были первые недели, бесконечно пустые, заполненные лишь ее отсутствием.

«Габриэла, корица и гвоздика»

Ты видела когда-нибудь, чтобы богатый человек был некрасивым?

«Дона Флор и два ее мужа»

У монахинь и тех есть жених небесный, а некоторые еще и наставляют ему рога.

«Дона Флор и два ее мужа»

Услышав однажды, как кто-то обозвал Гуляку нищим и тунеядцем, он тут же устроил его в префектуру на должность инспектора садов.

«Дона Флор и два ее мужа»

У тех, кто жертвует собой ради людей, в груди вместо сердца горит звезда. И когда герои умирают, их сердца остаются на небе. Так появляются новые звезды,

«Капитаны песка»

У тех, кто не знает страха, в сердце - звезда.

«Капитаны песка»

Фотографий о «героизме» полицейских было сделано множество. В разгар событий появился бородач Рино с фотоаппаратом и фотографировал полицейских, наносивших удары женщинам кастетами и рукоятками револьверов. Однако заслуженные блюстители морали оказались большими скромниками: они отобрали у фотографа аппарат и пленку, так как совсем не желали, чтобы храбрость и преданность делу стали достоянием общественности. Они предпочитают фотокарточки, сделанные на службе.

«Тереза Батиста, уставшая воевать»

Хороша водка, хвала господу нашему Иисусу Христу.

«Габриэла, корица и гвоздика»

Хорошо, когда жизнь радостна, плоть удовлетворена, пища вкусна и ее вдоволь, душа покойна, хорошо, когда любовь - счастливая…

«Габриэла, корица и гвоздика»

Хотелось обрадовать человека в пальто, ну и заработать, конечно… А вместо этого получил три пинка, да еще обозвали гаденышем. Странно. Почему их так ненавидят? Они ведь такие несчастные, ни отца у них, ни матери нет. Почему эти хорошо одетые люди так и пышут на них злобой?

«Генералы песчаных карьеров»

Ценой неимоверных усилий давалась ей эта благопристойность, эта выдержка - она была измучена бессонной ночью, которая прошла в тщетной борьбе с бунтующей плотью. Снаружи - спокойствие стоячих вод, внутри - ураган страстей.

«Дона Флор и два ее мужа»

Человеку с суши трудно понять сердце моряка. Даже тогда, когда он любит эти истории и эти песни, когда ходит на все праздники в честь богини моря Иеманжи, или доны Жанаины, как ее еще называют, - даже тогда не знает он всех секретов моря. Ибо море - это великая тайна, постичь которую не могут даже старые моряки.

«Мертвое море»

Чем беспутнее в молодости, тем лицемернее в старости. Смесь девственницы и шлюхи..

«Дона Флор и два ее мужа»

Чтобы она не стыдилась, он закрыл ее своим телом. Флор зажмурилась. Над морем грянула аллилуйя, ветер донес стон любви, и он проник в морскую тишь, где обитают рыбы и сирены.

«Дона Флор и два ее мужа»

Что ж вам еще рассказать об обитателях холма? В общем они живут, а это уже немало, если ты беден и полиция угрожает поджечь твой домишко. Живут, как могут, не придавая большого значения шумихе, поднятой политиками, журналистами и всеми прочими людьми. Живут и ладят друг с другом.

«Пастыри ночи»

Что открывать, если и так все выставлено напоказ, а ведь только запретный плод бывает сладок

«Полосатый кот и ласточка Синья»

Штормовые ночи, ночи смерти, были для них ночами любви. Ночи, когда стоны любви летели над морем-океаном, как вызов… Они особенно страстно любили друг друга в бурю. В ночи, черные от грозовых туч, в ночи, лишенные звезд, когда луна покидает осиротелое небо, они обнимали друг друга на палубе, и любовь их имела вкус разлуки и гибели. В такие ночи, когда ветер властвует надо всем вокруг, когда норд-ост или свирепый южный дико воют над морем, потрясая сердца жен моряков, в такие ночи они прощались друг с другом, словно уж и не суждено им встретиться вновь.

«Мертвое море»