– Вечной любви не существует. И самой сильной страсти отпущен свой срок. Наступает день, когда она кончается и рождается новая любовь. – Именно поэтому любовь бессмертна, - заключил Жоан Фулженсио. - Она постоянно возрождается. Страсть умирает, но любовь остается.

«Габриэла, корица и гвоздика»

Виновата не жизнь, а неправильно устроенное общество.

«Генералы песчаных карьеров»

В карманах у них чуть побрякивают медяки, одеты оба в отрепья и не знают, будут ли сегодня сыты, но зато прелесть этого дня принадлежит им, и они свободны.

«Генералы песчаных карьеров»

В конце концов все ужасы перестают быть ужасами, если спокойно, без предвзятости обо всем подумать.

«Тереза Батиста, уставшая воевать»

В молодости он страстно влюблялся каждую неделю, в основном по вторникам и охладевая к пятнице, потому что он был очень ленивым котом и оставлял субботу, воскресенье и понедельник для отдыха.

«Полосатый кот и ласточка Синья»

Впереди всех стоит новый вожак -- негритенок Барандан, но рядом с ним Педро мерещатся лица Вертуна, Безногого, Кота, Профессора, Леденчика, Долдона, Большого Жоана, Доры, -- его товарищи остаются с ним. Судьба перекроена. Их ждет иной путь…

«Генералы песчаных карьеров»

В пересказе человека редкая история сохраняет свое первозданное очарование.

«Полосатый кот и ласточка Синья»

Все их разговоры были немного похожи ( как, впрочем, и весь любовный лепет), немного скучны и стары, как наш мир.

«Полосатый кот и ласточка Синья»

Все остальные женщины просто для развлечения. Только ты никогда мне не надоешь, мой цветок базилика, только ты”. - “Что он имел в виду под “развлечением”?” - подумала вдруг дона Флор. Жалко, что она ни разу его об этом не спросила, хотя вряд ли это могло означать что-нибудь хорошее.

«Дона Флор и два ее мужа»

…всех усердных посетителей и желанных гостей обреченных на вымирание борделей, не побежденных, но вытесненных новомодными мотелями с высокой пропускной способностью, и массажными заведениями,- я прошу почтить минутой молчания светлую память этих центров общения и досуга, где некогда процветало милое моему сердцу искусство разврата.

«Исчезновение святой»

В сумке его всегда были четыре незаменимых лекарства: «Лечебное чудо», «Здоровье женщины», мазь святого Лазаря и касторка. С их помощью он лечил любую болезнь, кроме черной оспы и проклятой лихорадки.

«Большая Засада»

В ту ночь горечь стала сладостью, страдание - высшим наслаждением… Покорная, как рабыня, она отдалась во власть его чувственности и прошла по всем дорогам страсти - по долинам цветов и нежных ласк, влажным темным лесам и запретным тропам, пока не был взят последний редут ее стыдливости. Тогда горечь стала сладостью, а страдание - удивительным, неповторимым наслаждением.

«Дона Флор и два ее мужа»

Вы себе и не представляете, что значит иметь жену. Это помогает даже в политике. Жена рожает нам детей, благодаря жене нас больше уважают. А для всего остального есть на свете содержанки…

«Габриэла, корица и гвоздика»

вышел спор: вот если Гитлер выиграет войну, сможет ли он, покончив со всеми остальными, перебить тех, кто не чистокровный белый? Судили, рядили – «сможет, не сможет», а кузнец сказал, как отрезал: «Даже господь бог, что нас создал, не может убить всех сразу, а забирает нас по одному, и чем больше народу он убивает, тем больше рождается. Так и будет во веки веков: люди будут рождаться, и рожать детей, и смешивать кровь, и никакой сукин сын ничего с этим не поделает!» – и трахнул кулаком по стойке, опрокинув стакан.

«Лавка Чудес»

Где это видано, чтобы тридцатилетняя вдова, сама зарабатывающая себе на жизнь, нуждалась в свидетелях, чтобы принять у себя дома жениха, которому уже за сорок? Только в Бразилии возможна такая дикость…

«Дона Флор и два ее мужа»

Говорят, что сердце моряка изменчиво, как ветер, дующий в паруса, и не пускает корня ни в одном порту. Но каждое судно несет имя своего порта, начертанное на корпусе крупными буквами и видное всем. Оно может плавать по многим местам, может не приставать к родному берегу много лет, но порта своего не забудет и когда-нибудь обязательно вернется. Так и сердце моряка. Никогда не забудет моряк женщину, которая принадлежит ему одному.

«Мертвое море»

Голова женщины — темный колодец.

«Большая Засада»

Гуляка танцевал самбу самозабвенно, как делал все, кроме работы.

«Дона Флор и два ее мужа»