Даже не зная, что это любовь, они были счастливы.

«Капитаны песка»

Да и чего стоят рай и жизнь без ада?

«Дона Флор и два ее мужа»

Девушек, ищущих мужей, было хоть отбавляй, молодых же людей, решивших жениться, явно не хватало.

«Дона Флор и два ее мужа»

Дело не в доброте. И не в ненависти. Нужно бороться.

«Генералы песчаных карьеров»

Для него прежняя жизнь кончилась в тот день, когда Дору унесла смерть. Когда она появилась в складе, все вокруг приобрело для Профессора новый смысл. Склад стал как бы рамой для сменяющих друг друга картин, в центре которых всегда была Дора. На одной она зашивает Коту рубашку, светлые волосы скользят по его плечу. На другой - укладывает спать братишку, поет ему колыбельную. На третьей она возвращается в склад после приключений на улицах Баии: волосы развеваются, она смеется. На четвертой - глаза, полные любви, горящее в лихорадке лицо, руки, зовущие любимого для первого и последнего обладания. Теперь Профессор смотрит на склад, как на раму без холста - бесполезную, никому не нужную деревяшку. Он перестал что-либо значить, или наоборот, приобрел слишком страшное значение.

«Капитаны песка»

Доктор не был доктором, капитан не был капитаном. Так же, как большинство полковников не были полковниками.

«Габриэла, корица и гвоздика»

Доктор Теодоро подошел к большому окну, выходящему в сад, залитый лунным светом. В небе сияли звезды, доносилось кваканье лягушек, шорох крабов, в море вспыхивали стальные полоски фосфоресцирующих в темноте рыб. Ярко-синяя бабочка с золотыми пятнами описывала круги около люстры. Легкий ветерок шелестел в листве пальм и манговых деревьев; с глухим шумом падали в болото плоды сапоти, сбитые летучими мышами, зловещими, как привидения.

«Дона Флор и два ее мужа»

Дона Гиза не лгала даже себе самой, разве только когда это было очень необходимо.

«Дона Флор и два ее мужа»

Дона Розилда хотела помочь ей, но уборка была генеральной и ей самой пришлось выметаться.

«Дона Флор и два ее мужа»

– Дорогая моя графиня, любовь приходит, когда люди начинают жить вместе, когда у них появляются общие интересы, дети. А поначалу – лишь бы не было неприязни.

«Дона Флор и два ее мужа»

Ей (доне Флор) до смерти хотелось отдаться Гуляке…хотелось так сильно, что он пришел к ней с того света.

«Дона Флор и два ее мужа»

Ему не хватало совсем другого: любви, нежности и, иногда… сосисок.

«Полосатый кот и ласточка Синья»

Если выбирать между смертью и любовью, я предпочитаю любовь…

«Габриэла, корица и гвоздика»

Если же кто-то захочет еще более изысканного блюда, чего-то совершенно особенного, словом, пищи богов, тогда подайте ему красивую, молодую вдову, омытую слезами печали и одиночества, приправленную скромностью и трауром, разогретую на медленном огне запретного желания, которое придает ей аромат греховности.

«Дона Флор и два ее мужа»

Если на моих похоронах не будет по меньшей мере пятисот человек, я сочту, что прожила жизнь напрасно.

«Дона Флор и два ее мужа»

«Если случится, что Заря найдет богатого мужа, она будет спать до одиннадцати часов — плотные занавески на окна и кофе в постель»

«Полосатый кот и ласточка Синья»

Есть песня, в которой говорится о том, какая несчастливая судьба у жены моряка говорят также, что сердце моряка изменчиво, как ветер, дующий в паруса, и не пускает корня ни в одном порту. Но каждое судно несет имя своего порта, начертанное на корпусе крупными буквами и видное всем. Оно может плавать по многим местам, может не приставать к родному берегу много лет, но порта своего не забудет и когда-нибудь обязательно вернется. Так и сердце моряка. Никогда не забудет моряк женщину, которая принадлежит ему одному. Шавьер, у которого на каждой улице по зазнобе, так и не забыл ту, что звала его Совушкой и как-то ночью вдруг ушла от него. И Гума тоже не забудет Ливию, эту вот Ливию, которую он еще и разглядеть-то не успел хорошенько.

«Мертвое море»

Женщина беременеет, рожает, вскармливает, растит, воспитывает с большой заботой, в религии и нравственности и надеется, что знает своего ребенка, но не знает ничего, ничего абсолютно, как понимает теперь дона Брижида, в тоске она стоит у окна, не поворачиваясь к сидящим на софе жениху и невесте.

«Тереза Батиста, уставшая воевать»