Мирандон заключил: “Окончательно вышла в тираж, использовать невозможно”.

«Дона Флор и два ее мужа»

Многие… только потому и не грешат до свадьбы, что не знают, как это приятно, или же потому, что жених не настаивает.

«Дона Флор и два ее мужа»

Море непостоянно и зыбко. И, как море, непостоянна и зыбка жизнь людей под парусами шхун. Кому из них под конец жизни удалось понянчить внуков и посидеть в кругу семьи за обедом и завтраком, как бывает то у людей земли? У каждого из них есть что-нибудь на дне морском: сын, брат, рука, оторванная акулой, шхуна, перевернутая волнами, парус, растерзанный в клочья ветром бури. Но однако ж кто из них не знает песен любви на ночном прибрежье? Кто из них не умеет любить горячо и сладко? Ибо каждая ночь любви может оказаться последней. Когда они прощаются с женщиной, то не целуют походя и торопясь, как люди земли, спешащие по своим делам. Они прощаются долго и все машут, машут на прощание, словно зовя за собою.

«Мертвое море»

- Мотор грузовика после ремонта и то получает гарантию на полгода… А люди? Стоит нам подумать, что у нас все в порядке и дела в конце концов пошли на лад, как все летит кувырком, самое дорогое рушится, превращается в груду пепла.

«Дона Флор и два ее мужа»

— Мужчина, который бьет женщину, не мужчина, а слабак… …— А слабака я не бью, я плюю ему в морду.

«Тереза Батиста, уставшая воевать»

Мы пасли ночь, будто стадо девушек, и гнали ее к вратам зари посохами водки и дубинками хохота. И если бы не мы, ее ориентиры в сумраке, неторопливо шагающие по залитым лунным светом лугам, как бы нашла дорогу ночь со своими яркими звездами, разорванными облаками и темной мантией? Как она, заблудшая и одинокая, стала бы пробираться по извилистым переулкам этого города, по его крутым улочкам? На каждой такой улочке — эбо, на каждом углу — тайна, в каждом сердце — умоляющий крик, груз любовных мук, на немых устах — вкус голода, а на перекрестках бушует эшу, вырвавшийся на свободу в это опасное время. На нашем пастбище, не имеющем границ, мы собирали жажду и голод, мольбы и вздохи, осколки страданий и ростки надежды, любовные стоны, бесстыдные и горькие слова, мы готовили кроваво-красную ветвь, чтобы украсить ею мантию ночи.

«Пастыри ночи»

…на земле Баии, где выпала ему судьба жить и трудиться, на земле, где все слито и смешано воедино, где никому не под силу отличить порок от добродетели, провести грань меж сном и явью, правдой и ложью, обыденным и невероятным. На земле Баии святые и кудесники щедрой рукою творят чудеса и волшебства, и даже этнографы марксистского толка не удивляются, увидав, как на закате превращается католическая святая в мулатку-щеголиху.

«Исчезновение святой»

На плантациях какао, в этих краях, сын мой, родится даже епископ. Родится железная дорога, родится убийца, кашише, особняк, кабаре, колледж, родится театр, родится даже епископ… Эта земля дает все, пока она дает какао…

«Бескрайние земли»

-Настанет день, когда мы сами перекроим свою судьбу…

«Генералы песчаных карьеров»

Настоящий сутенер — парень, без мыла влезающий женщине в душу, тот, кто обирает ее и колотит, но зато и одаряет любовью.

«Генералы песчаных карьеров»

Не бывает сладострастнее постели, чем постель покинутой женщины.

«Тереза Батиста, уставшая воевать»

Нельзя перелюбить всех женщин, но надо к этому стремиться.

Не могу понять тех, кому нравятся девчонки, ну какое может быть сравнение с дамой в расцвете сил, когда у нее на платье отрываются крючки…

«Дона Флор и два ее мужа»

Несмотря на смятение, которое обычно царит в доме покойника в первый день после его смерти, полный горя и слез, нельзя допускать, чтобы бдение у гроба происходило кое-как (дона Норма, соседка) доны Флор.

«Дона Флор и два ее мужа»

Никогда не различай людей по их материальному достатку и положению в обществе. Единственно доподлинное различие обнаруживается в схватке человека со смертью, которая разыгрывается один на один, являясь подлинной мерой его цельности. Не принимай в расчет никаких глупостей: ни деньги, ни фальшивую мудрость, решая, кто кого выше и почему.

«Тереза Батиста, уставшая воевать»

- Никто нам не поможет. Но мы, бедняки, вроде той травы, которую чем чаще вырывают, тем глубже она пускает корни и разрастается все пышнее.

«Пастыри ночи»

“Ни он, ни она не знали, что это и есть любовь, но чувствовали: то, что творится с ними, - прекрасно”.

«Генералы песчаных карьеров»

Ничто не красит женщину так, как богатство.

«Дона Флор и два ее мужа»