…в Латинской Америке усиливается связь между развитием демократии и ростом антиамериканских настроений.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Во всяком случае, совокупное воздействие глобального политического пробуждения и современной технологии способствует ускорению политической динамики. То, что раньше требовало столетий, сегодня требует лишь десятилетия, а то, что требовало десятилетия, теперь происходит в течение одного года.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Военной силы, даже подкрепленной экономической мощью и изощренной стратегией высшей элиты, уже недостаточно, чтобы обеспечить имперское доминирование. В  прошлом сила контроля превышала силу разрушения… Сегодня наоборот: сила разрушения превышает силу управления. И  средства разрушения становятся более доступными для большего числа действующих лиц – как для государств, так и политических движений.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

В то  время как прославляли Ельцина, а Америка и Европа заключали в объятия Россию с ее политическим хаосом, увидев в нем братскую демократию, российское общество погружалось в беспрецедентную бедность. К 1992 году экономические условия уже были сравнимы с тем, что было в годы Великой депрессии. Еще больше ухудшала дело целая стая западных, большей частью американских, экономических «консультантов», которые слишком часто вступали в сговор с российскими «реформаторами» в целях быстрого самообогащения путем «приватизации» российской промышленности и особенно энергетических ресурсов. Хаос и коррупция превращали в насмешку российские и американские заявления о «новой демократии» в России. Реальные последствия коррупции сказались на российской демократии уже немалое время спустя после того, как истекло пребывание Буша у власти.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Демократия исторически утверждала себя в ходе длительного процесса утверждения прав человека, сначала в сфере экономики, затем и политики, сначала среди некоторых привилегированных классов, а затем и в более широком масштабе. Этот процесс, в свою очередь, влечет за собой поступательное движение – возникновение власти закона и постепенное утверждение правового, а затем и конституционного верховенства по отношению к структурам власти. В этом контексте введение свободных выборов шаг за шагом ведет к возникновению системы управления, основанной на фундаментальных понятиях компромисса и взаимоприспособления, с правилами игры, которые уважаются политическими оппонентами, не рассматривающими их состязательность как игру с нулевой суммой. В отличие от такого развития, быстрое внедрение демократии в традиционных обществах, не готовых к последовательному расширению гражданских прав и постепенному возникновению власти закона, вызывает острые конфликты с появлением непримиримых экстремистов и актами насилия.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Для того чтобы руководить, Америка должна не только быть чувствительной к глобальным реальностям. Она еще должна быть и социально привлекательной.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Для  Франции Европа является способом вернуть былое величие.

книга «Великая шахматная доска»

Европа является естественным союзником Америки. Она разделяет те же самые ценности; разделяет главным образом те же самые религиозные взгляды; проводит ту же самую демократическую политику и является исторической родиной большинства американцев.

книга «Великая шахматная доска»

И все же через пятнадцать лет после того, как пала Берлинская стена, Америку, в то  время гордую и вызывавшую во всем мире восхищение, теперь повсюду встречают открытой враждебностью, ее легитимность и  доверие к ней рушатся…

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Израиль, насколько бы его военная мощь ни превосходила мощь его соседей, никогда не будет в состоянии навязать прочное урегулирование, опираясь только на  силу.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Интенсивно пропагандируемый страх перед терроризмом [в США] создал новую политическую культуру, в которой моральная убежденность находится на грани социальной нетерпимости, в особенности по отношению к тем, чье этническое происхождение или  внешность выглядят дающими основание для подозрений.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

История Китая является историей национального величия.

книга «Великая шахматная доска»

История может быть сведена к фарсу, особенно если это отвечает целям политики.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Каковы бы ни были подлинные перспективы Китая, Японии, Индии и Южной Кореи, так же как и Индонезии, Пакистана и Ирана, большинство этих стран скоро встанут в один ряд с европейскими государствами в качестве наиболее динамичных и расширяющихся экономик.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Китайский национализм в настоящее время представляет собой массовое явление, определяющее умонастроения наиболее многочисленного по населению государства мира.

книга «Великая шахматная доска»

Лидерство — частично вопрос характера, частично интеллекта, частично организации, а частично того, что Макиавелли называл «фортуной» — понятие, выражающее мистическую взаимосвязь судьбы и случая.

книга «Еще один шанс. Три президента и кризис американской сверхдержавы»

Невозможно преувеличить ужасы и страдания, выпавшие на долю русских людей в течение этого [XX] столетия. Едва ли можно найти хоть одну русскую семью, которая имела бы возможность нормального цивилизованного существования.

книга «Великая шахматная доска»

Никто из русских, обеспокоенных будущим страны и озадаченных драматическими изменениями этого десятилетия, не в состоянии проигнорировать тот  факт, что Китай в настоящее время находится на пути становления и преобразования в более развитое, более динамичное и более благополучное государство, нежели Россия. Экономическая мощь Китая в совокупности с динамической энергией его 1,2‑миллиардного населения существенно меняют историческое уравнение между двумя странами с учетом незаселенных территорий Сибири, почти призывающих китайское освоение.

книга «Великая шахматная доска»