Агрессивность - неотъемлемое свойство человеческой природы. Культуре нелегко преодолеть это свойство. Агрессия напрямую связана с инстинктом смерти. Следовательно, культурный прогресс человечества есть не что иное, как борьба между Танатосом и Эросом.

Анализ сновидений способен приоткрыть завесу бессознательного. Выводы, полученные благодаря этому методу, не оценимы в технике психоанализа. Обращение психоаналитика к элементам сновидения позволяет взглянуть более полно на душевный недуг, беспокоящий в период бодрствования.

Анатомия - это  судьба.

Беззащитность человека перед природой заставляет воображение давать ей образы богов, которые, в свою очередь, примиряют его с судьбой, карают, воздают за претерпеваемые лишения и страдания. Со временем запреты и нравственные нормы поведения в человеческом обществе тоже становятся предписаниями свыше. Таким образом, формируется представление об окружающей действительности, со своей целью и пусть таинственным и недоступным человеческому сознанию, но все же смыслом.

Без опоры на религию человеку придется признать отсутствие покровительства и защиты высшей силы, он перестанет быть венцом творения. Человек начнет избавляться от инфантилизма, выражающегося в тоске по защитникуотцу, и тем самым запускает процесс взросления.

Бесспорно, счастье - это понятие субъективное. Все познается в сравнении и сопоставляется благодаря мере истории. Сейчас мы не в состоянии разделить в полной мере переживания жертв инквизиции, гонимых евреев и т.п. Несомненно лишь то, что  страдание на пределе способно сформировать определенные защитные механизмы. Следовательно, понимание счастья при включении подобных механизмов также будет иметь свою специфику.

Большинство людей в действительности не хотят свободы, потому что она предполагает ответственность, а  ответственность большинство людей страшит.

Большинству людей свойственна мысль о собственной исключительности, которая позволяет рассчитывать на особые привилегии. Из наблюдений выяснилось, что эта мысль в некоторой степени становится причиной возникновения невроза. Те люди, которые столкнулись с серьезными переживаниями и потрясениями, часто считают, что  несправедливость, произошедшая с ними, дает им право ничему не подчиняться, тем самым они усугубляют конфликт, доводя его до нервного расстройства.

Бывают случаи идентификации, связанные с проявлениями мужской гомосексуальности. Когда мальчик, пережив половое созревание, начинает идентифицировать себя с матерью и ищет объект, который можно любить и окружать заботой так же, как это делала мать в отношении его самого, этот объект подменяет его собственное Я. При этом тесная психологическая связь с матерью прерывается.

В восприятии дикарей и невротиков мысль и  действие тесно взаимосвязаны. Зачастую они их вообще не разделяют. Однако для дикаря первостепенным будет действие, так как оно часто выступает условием сохранения жизни и через это поддерживает прямую связь с реальностью. О дикаре можно сказать: в начале было деяние. Для невротика же на первое место выходит мысль. Осознаваемая как действие, она и заменяет невротику само действие как таковое.

В действительности я не  ученый, не наблюдатель, не экспериментатор, не мыслитель. По темпераменту я не кто иной, как конкистадор - искатель приключений, если хотите перевести это - со всем любопытством, дерзостью и настойчивостью, свойственной людям этого сорта. - Письмо Вильгельму Флиссу, 1 февраля 1900.

Взгляд ребенка на животных схож со взглядом первобытного человека. Он считает животное равным себе и даже ощущает его ближе к себе и понятней, чем своих взрослых собратьев. Этот взгляд совершенно отличается от видения взрослого человека, который высокомерно отделяет свою природу от любой другой.

Влюбленные стараются отгородиться от общества и чем больше испытываемое ими чувство, тем настойчивее они ищут уединения. А сильное чувство ревности, которое может проявляться в состоянии влюбленности, говорит о защите объекта влечения от совсем нежелательного вторжения общества.

В некоторых странах существуют отдельные обычаи, направленные против общения близких родственников друг с другом. Соблюдаются они очень строго. Например, на Неогибридских островах мальчик, достигнув известного возраста, обязан переселиться в так называемый «клубный дом», в котором он впредь будет жить и принимать пищу. Если же он захочет получить какоето количество пищи в своем родном доме, то он сможет это сделать только в отсутствие в нем сестер. Если сестер не окажется дома, то мальчику будет разрешено взять еду и съесть ее, сидя у двери. Если брат и сестра случайно встречаются на открытом месте, то им надлежит сразу же убегать и прятаться. Кроме того, если братья или сестры узнают следы ног друг друга на песке, то им ни в коем случае нельзя идти по этим следам. Все это называется « правила избегания».

Во времена, когда религиозные убеждения имели сильное влияние на человеческие умы, а положения, транслируемые священнослужителями, считались неоспоримыми, человечество все же не пребывало в лучшем состоянии, чем сейчас, и  нравственность не занимала главенствующей позиции. Церковь в обмен на отпущение грехов ждала покорности и исполнения религиозных предписаний, умело манипулируя человеческой слабостью и идеей божественного всепрощения. Таким образом, греховность занимала в религии место не меньшее, чем  добродетель.

В отдельных южноамериканских племенах очень строгим является запрет произнесения имен умерших. Произнести имя умершего человека - значит сильно оскорбить всех живущих. По тяжести содеянного это сопоставимо с убийством. Поэтому существует практика замены имени у мертвых непосредственно после смерти.

В процессе анализа необходимо предупредить больного, чтобы он не прислушивался к так называемому внутреннему цензору, который мог бы его останавливать во  время беседы и корректировать первые пришедшие в голову мысли. Важно, чтобы пациент говорил действительно все, что приходит в его голову, даже если рассказ становится хронологически непоследовательным и вообще теряет всякую привычную для беседы форму.

В раннем возрасте у мальчиков возникает двоякая психологическая связь с обоими родителями. Подражая отцу и видя в нем  идеал мужественности, он невольно идентифицирует себя с ним,  мать же подсознательно становится объектом влечения. Это может послужить поводом для чувства ревности к отцу и развития соперничества, что является примером проявления нормального Эдипова комплекса.