Специфичны табу, связанные с мертвецами. В некоторых племенах тот  человек, который прикасается к мертвецу или участвует в процессе погребения, долгое время считается нечистым, он не может ни с кем общаться, так как умышленно бойкотируется. Также ему строжайше запрещается прикасаться к пище. Сложив руки за спиной, он вынужден хватать еду губами и зубами. Когда же время изоляции и бойкота проходит, то разбивается вся посуда, до которой дотрагивался такой человек, и уничтожается вся его одежда.

Страдания, которые приносят человеку мир  природы, его необъятная мощь и стихийность, а также болезни, неумолимо надвигающиеся увядание и  старость воспринимаются с большим смирением, чем страдания, которые могут прийти со стороны социума, причиненные такими же людьми. Хотя их и следовало бы принимать как такие же естественные и неизбежные испытания.

Страдания, которые приносят человеку мир  природы, его необъятная мощь и стихийность, а также болезни, неумолимо надвигающиеся увядание и  старость воспринимаются с большим смирением, чем страдания, которые могут прийти со стороны социума, причиненные такими же людьми. Хотя их и следовало бы принимать как такие же естественные и неизбежные испытания.

Страх, фобия и испуг поразному влияют на нас.  Страх протекает в ожидании опасности, предупреждая тем самым возможность возникновения невроза, тогда как испуг мы переживаем в момент неожиданно наступившей опасности. Что касается фобии, то она бывает обусловлена явлением или объектом, характерно воздействующим на человека.

Стремясь при помощи психоанализа впустить вытесненные желания в область сознания, мы неизбежно сталкиваемся с характерным сопротивлением. Дело в том, что этот процесс достаточно неприятен для пациента, так как связан с событиями, принесшими ему  страдание. Важно помочь больному понять, что в связи с испытываемым чувством страдания включался естественный механизм защиты, который вытеснял болезненное воспоминание. Этот воспитательный момент позволит сильно продвинуться на пути осуществляемого психоанализа.

Сублимирование сексуальных потребностей в сферу культурной жизни может принести, как нам это кажется, значительную пользу. Но это совсем не так. Ведь если вы вспомните о той части теплоты, которую можно перевести в полезную механическую работу при помощи наших машин, сразу станет понятно, что бесполезно переводить все эротические стремления на иные цели. А порой злоупотребление сублимацией может нанести человеку и явный вред.

С этической точки зрения не совсем желательно, чтобы пациентом психоаналитика становились его  друзья или хорошие знакомые, так как эти отношения в новых условиях скорее всего невозможно будет сохранить. Но здесь долг врача заключается в том, чтобы принести эту жертву.

Табу - это  слово, которое встречается в языке полинезийцев. Слова с подобным значением были и у греков, и у римлян, и у евреев. Значения всех таких слов способны породить двойственные чувства принятия и непринятия одновременно. Первое значение табу - священный, охраняемый второе - ужасный, нечистый. В европейских языках можно усмотреть некоторую аналогию в таком, например, выражении, как «священный трепет». Семантика табу близка к семантике оксюморона.

Такие понятия, как колдовство и магия, при известной языковой нюансировке, обозначают различные явления. Колдовство - это  искусство оказывать влияния на духов, входя с ними в контакт. Главное в колдовстве - подчинить волю духа своей воли. А магия - это искусство управления явлениями природы, которое не нуждается в психологических методах. Магия тесно связана с анимистическими техниками. Так, воздействие на духа с помощью крика и шума - это акт колдовства, а его подчинение с помощью ставшего известным имени - это магический акт.

Техническая экспансия человечества является сублимированным, то есть принявшим культурно приемлемые формы, садизмом.

То, как древние люди относились к своим повелителям, вполне поддается психоаналитическому толкованию. Права, предоставляемые властителям, компенсировалась запретами, распространяемыми на остальных. Однако также существовал ряд табу, под  действие которых попадали все находящиеся у власти. И на простых людей, в свою очередь, эти запреты не распространялись.

Тотем представляет собой то или иное животное, обыкновенно идущее в пищу, реже - растение или  силу природы. Считается, что тотем находится в определенной связи с выбравшей его семьей. Семья при этом понимается весьма широко. Итак, он выступает в качестве ее праотца (это отсылка к прошлому), а также в качестве помощника, хранителя (настоящее) и оракула (будущее). Все виды деятельности небольшой группы людей, ее  история и возможная судьба - все это оказывается в сфере действия тотема.

Ты не перестаешь искать силы и  уверенность вовне, а искать следует в себе. Они там всегда и были.

Уверенность древнего человека в его способности буквально навязывать свою волю миру исходит из сексуализированности его мышления. Подобная уверенность отчасти сохраняется и у невротиков. Энергия полового влечения сосредотачивается на мышлении. Это, в свою очередь, ведет к интеллектуальному нарциссизму.

Удовлетворение естественных человеческих влечений составляет экономическую задачу нашей жизни. Некоторые из подобных влечений могут со временем замениться чертами характера. Превалирование подобных черт может вылиться в патологию личности.

У каждого человека есть желания, которые он не сообщает другим, и желания, в которых он не сознается даже себе самому.

У людей, подверженных неврозам, часто наблюдаются явления, которые по своей сути близки к табу. Один из запретов, вырабатываемых психикой невротика, запрет прикосновения, причем, не только физического, но и мысленного. Боязнь прикосновения получила в медицине наименование - «delire de toucher».

У чувства вины существуют две основных причины: страх перед неким авторитетом и страх перед СверхЯ. Первый страх препятствует удовлетворению инстинктов, второй - карает за это. Требования СверхЯ обнаруживают себя в требованиях совести. Исторически сложилось так, что отказ от влечений диктовался страхом перед авторитетом. Так внешний страх постепенно сформировался в своего рода внутреннюю цензуру.