Люди в общем и целом переживают свою современность как бы наивно, не отдавая должное ее глубинному содержанию.

Люди, принадлежащие к общности, находящейся под покровительством какоголибо одного тотема, не должны под страхом смерти вступать друг с другом в половые отношения. Соответственно, между ними исключается брак. Так тотемизм связывается с экзогамией. Изначально эти два явления не рассматривались вместе, не были частью социальной практики. Экзогамия добавилась по мере возникновения необходимости в брачных ограничениях. Порождаемая тотемом экзогамия - действенная мера, направленная против инцеста.

Меланхолик обычно довольно верно описывает свое психологическое состояние. Поэтому не имеет большого значения факт того, что он часто теряет мировоззрение. Для меланхолика объект его привязанности оказывается утраченным. Согласно его словам, такая утрата напрямую связана с его собственным Я.

Меланхолическое состояние способно пройти, не оставив после себя никаких существенных следов. Так оно постепенно вынуждает переживающего его человека пересмотреть свое отношение к реальности и в конечном итоге отделить сексуальное влечение от его объекта. Меланхолия подобна открытой ране на теле души: она способна поглотить все интенции внешнего мира и обезличить человека.

Меланхолия в конечном итоге заимствует часть признаков у печали, часть - из процесса затруднения выбора объекта нарциссизма. Меланхолию можно мыслить как реакцию на реальную потерю объекта любви, кроме того, она напрямую может быть связана с неврозом навязчивости.

Многие австралийские племена организованы следующим образом. В них существуют две большие группы, называемые брачными классами. В каждом классе действует принцип экзогамии внутри класса выделяются многочисленные тотемические семьи.

Много материала для психоанализа можно извлечь из повторного рассказа пациента. При этом ни в коем случае не нужно его останавливать, как бы этот рассказ не был противоречив и бессвязен. Особое внимание следует уделить сделанным в ходе рассказа оговоркам, добавленным при повторном рассказе деталям, помогающим провести связи между событиями, которые на первый взгляд совершенно не связаны.

Можно заключить, что тотемизм начинает себя изживать с момента приручения животных и появления скотоводства. Отголоски тотемизма обнаруживаются в религиях при описании жертвоприношений. Так, в некоторых ритуалах человеку, участвовавшему в принесении жертвы, предписывалось спешно покинуть место, где совершалось данное действие. Это объяснялось тем, что  жизнь животного приравнивалась к жизни члена племени, а жертвоприношение, таким образом, к убийству.

Можно предположить, что у общества, взятого на определенном историческом этапе, также как и у индивида, формируется СверхЯ. Это СверхЯ культурное эпохи суть впечатление, оставленное людьми особой духовной силы - вождями, правителями и т.п. Как правило, это такие люди, у которых какаялибо одна страсть получила сильное и при этом чистое выражение.

Мы входим в мир одинокими и одинокими покидаем его.

Мы выбираем не случайно друг друга… Мы встречаем только тех, кто уже существует в нашем подсознании.

Мы знаем, что у взрослого здорового человека принцип удовольствия естественным образом переходит в принцип реальности. Для того чтобы у  больного произошел такой переход, психоаналитику надо попытаться убедить пациента отказаться от удовольствия, которое неизбежно приносит тому вред, в угоду хоть и отдаленному, но более верному удовольствию.

Мы можем называть любовью отношения между мужчиной и женщиной, возникшие в связи с необходимостью создать семью. Также под любовью обычно понимаются родственные чувства, наблюдаемые между родителями и  детьми, братьями и сестрами. Возможно, последний тип отношений правильнее было бы обозначить термином «замедленная нежность». Объединение людей на основе любви приобретает культурное значение.

Мы не всегда свободны от ошибок, по поводу которых смеемся над другими.

Наблюдаемая у дикарей боязнь инцеста представляет собой своего рода инфантильную черту. Здесь есть некоторое сходство с душевной жизнью невротиков. Известно, что выбор первого сексуального объекта у мальчика обычно связан с инцестом - таковым оказывается либо мать, либо сестра. В дальнейшем невротик может постоянно обнаруживать подобную черту. Это будет говорить о том, что он не смог освободиться от детских условий проявления психосексуальности.

Наблюдения показывают, что естественное изживание Эдипова комплекса происходит в ситуации, когда мальчик видит безнадежность своей влюбленности, сознавая силу и  власть противника - отца. Также есть мнение, что он исчезает и без особого осознания ребенком безнадежности своих притязаний, а просто, как смена молочных зубов на постоянные, коренные.

Намерение насильственно и одним ударом опрокинуть религию - несомненно, абсурдное предприятие. Прежде всего потому, что оно бесперспективно. Верующий не позволит отнять у себя свою веру ни доводами разума, ни запретами.

Нарушивший табу человек сам табуируется, так как он приобретает свойство невольно указывать другим путь нарушения запрета. Ключевой в данной ситуации чувство - чувство зависти. Обычные индивиды начинают завидовать тому, кто нарушил табу. Но бывает и так, что человеку вовсе не требуется нарушать запрет для того, чтобы стать табу. Под  действие этой категории автоматически попадают мертвецы, женщины в болезненном состоянии, новорожденные и какоето время - индивиды, достигшие половой зрелости.