Достойно удивления, что супруг Ксантиппы мог стать таким великим философом. Среди этаких дрязг - да еще думать! Но писать он не мог, это было невозможно: после Сократа не осталось ни одной книги.

Генрих Гейне

Размер:
Цвет:

Установить параметры картинки:

Цвет фона:
Цвет плашки под цитатой:

Подпись автора:

Цвет подписи: 
Размер шрифта: 
Выравнивание подписи автора:
Пунктирных линий не будет в итоговом изображении.