...< Темы 

Цитаты на тему: Литература

Утонченные литературные мастера редко гениальны. Ведь гениальность небрежна, она, по самой сути своей, всегда тороплива. Гению не до утонченности…

Факультет сравнительной литературы обычно очень забавен. Но это касается и других академических дисциплин. Факультет сравнительной философии может представить вам материал, связанный со сравнительной психологией и зоологией. Подумайте, что может содержать факультет сравнительного искусства для обычной художественной школы. Какое обилие материалов для сравнения!

Факультеты сравнительной литературы часто очень забавны, они включают другие специальности для изучения своего предмета. Факультеты сравнительной философии избавляются от скучной педантичности, точно так же, как это происходит на факультетах сравнительной психологии или зоологии. Можно только представить, чтобы дали для обычных художественных школ факультеты сравнительного искусства. Огромные возможности для сравнения.

Фундаментом литературной дружбы служит обмен отравленными бокалами.

Читая литературный текст, мы бежим от  тревоги, одолевающей нас, когда мы пытаемся сказать нечто истинное об окружающем мире.

сборник из шести лекций«Шесть прогулок в литературных лесах», 1994 г.

Чтобы оценить литературное произведение по достоинству, нужно обладать не только литературным вкусом, но и определенным мужеством. Критик должен быть человеком мужественным… не для того, чтобы сметь покритиковать, как принято думать, а для того, чтобы преодолеть в себе чувство зависти и корыстолюбия, и похвалить литературное произведение.

«Что им делать? Ведь их обоих в литературе не существует». — Не существует? Но зато какая между ними идет борьба за несуществование!

Что стало бы с литературой, если бы дела ее не защищались? У нас есть свой кассационный суд - это  будущее. Счастлив тот, кто сможет предстать перед ним!

 Шаблонный контраргумент на эту довольно избитую аналогию сводится к тому, что зато литература, мол, и слепа, и глуха: правда, немой ее не назовешь, и в этом состоит ее специфическое достоинство. Но неопровержимый факт заключается в следующем: нет такого произведения во всех прочих искусствах, которое нельзя бы было более или менее точно описать словами, в то время как в литературе есть бесчисленное множество произведений и ситуаций, которые нельзя даже самым приблизительным образом описать с помощью «языков» всех прочих искусств. Мы не располагаем ни временем, ни вокабуляром, ни желанием описывать подавляющее большинство произведений музыкального и изобразительного искусства посредством слов, но все они в конце концов такому описанию доступны; зато обратное утверждать невозможно.

Это не помешало одному московскому литературоведу предложить в одном альманахе: «считать впредь Н. А. Струве — иностранцем „Стрювом“». Случись это нынче, я, пожалуй, полюбопытствовал бы спросить у коллеги, что его побудило к такому решительному заявлению. Но в те времена спрашивать не хотелось.

Я боюсь, что у русской литературы одно только будущее: ее  прошлое.

«Я боюсь» (1921), заключительная фраза статьи с протестом против подавления свободы мысли в Советской России

Язык - самое существо литературы, мир, где она живет.

Я не знаю, был ли Шахар правым, может быть, просто левые вытеснили его с израильской литературной сцены. Но только я его очень ценил.

Интервью журналу «Русский Репортер»