...< Темы 

цитаты о Мудрости:

Бедная мудрость частехонько бывает рабой богатой глупости.

Благого мудреца я ученик,
В науке слов он, как никто, велик
Оплошности искать в моих стихах?
Забудь об этом сразу — в тот же миг.
В моих писаньях нет негожих слов:
Как ни ищи — ты не найдешь улик.
Бывает, что калям допустит грех,
Но это лишь — на солнце жалкий блик.
Найдешь огрех — не льстись: и у луны
В урочный час, увы, ущербен лик.

Блажен, стократ блажен, кто соблюдает меру,
Кто мудро следует лишь доброму примеру
И  верен сам себе в любые времена.

Более мудр во всякой науке тот, кто более точен и более способен научить выявлению причин.

Большая мудрость жизни заключается в понимании, что мы можем властвовать над теми вещами, которые стремятся поработить нас.

«Рукопись, найденная в Аккре»

Будь мудр: молчанием загради уста клевещущих на тебя. Не оскорбись, если кто будет говорить худо о тебе: это — действие нечистейших духов, старающихся устраивать препятствия человеку к получению духовного разума.

Вам не удастся никогда создать мудрецов, если будете убивать в детях шалунов.

В двадцать лет я считал себя мудрецом, в тридцать стал подозревать, что я не более как глупец. Правила мои были шатки, суждения лишены выдержки, страсти противоречили одна другой. Я много видел, много читал и успел испытать в жизни почти столько же радостей, сколько и горя. Судьбу и людей обвинял я безразлично. Они действительно были виноваты во многом, но не до такой степени, как это мне воображалось. В один счастливый день я внезапно сделал сам себе смелый вопрос: не имели ли люди столько же причин жаловаться на меня, сколько я на них? Взглянув беспристрастно на свою жизнь, я, как мне показалось, ясно увидел, что большая часть тех событий, которые я называл несчастьями, были вызваны ошибками с моей же стороны, что я был одурачен моими собственными юношескими увлечениями и что будь во мне поменьше самолюбия и глупости и, наоборот, поболее умеренности и такта, я, наверно, избежал бы многих неприятных положений, о которых одно воспоминание до сих пор обдает меня холодом. — «Нравственные основы жизни», предисловие.

A vingt ans je me croiois un sage; à trente je soupçonnai que je n’étois qu’un sot. Mes principes étoient chancellans, mes conséquences vagues, mes passions contradictoirs. J’avois beacoup vu, beacoup lu, presqu’autant joui; encore plus souffert. J’accusois le sort et les hommes: ils avoient bien quelques torts; mais moins que je ne leur en supposois. Un jour heureux, j’eus le courage de me demander à moi-même, s’ils n’auroient peut-être pas autant de titres à se plaindre de moi, que moi d’eux? Je jetai un coup d’œil impartial sur ma vie, et crus voir distinctement, que la plupart de сe que j’appelois malheurs, étoient des fautes; que j’avois été dupe de ma jeunesse, victime de mes penchans, et qu’avec moins d’amour-propre, moins d’imprudence, plus de modération et de flexibilité, j’eusse évité des positions dont le souvenir me glace encore.

В Древней Греции жило семь мудрецов - в Европе же сейчас не видно ни одного.