...< Темы 

Цитаты на тему: Насилие

Путник, у которого ничего нет при себе, может распевать в присутствии разбойника.

Разбойник с большой дороги, участвует ли он в шайке или  грабит в одиночку, равно остается грабителем; и  нация, затевающая неправедную войну, есть не что иное, как большая шайка грабителей.

Современный международный терроризм, пытающийся разрушить демократические правовые государства - в значительной мере порождение идеологии, стратегии и тактики тоталитаризма, а в ряде случаев - прямой поддержки тайных служб тоталитарных государств.

Соединимся с лихим разбойничьим миром, этим истинным и единственным революционером в России.

«Катехизис революционера» (1869)

Сто грамм к разбойнику, что вобла к пиву.

Терроризм — совершенный факт и действительность. И самое опасное — это то, что люди, занимающиеся им, считают его оправданным.

У меня давление всегда нормальное, 120 на 80. Хоть ночью меня разбуди, хоть во  время заседания, хоть во время стресса - всегда 120 на 80.

У меня ощущение великого потопа появилось десять лет спустя после того, что произошло в Хиросиме… Но разве не японцы, пережившие эту трагедию, должны предупредить людей о всемирном потопе, изо всех сил противостоять ему?

Фашизм – это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала. Фашизм – это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм – это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике – это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов

Черный террор.

Выражение становится обычным с 1905 г. Имелись в виду действия боевых дружин черносотенцев, затем – также «правительственный террор» (он же «белый террор») при подавлении революционного движения.См. «Красный террор» (№ 000).

Я, как матрос, рожденный и выросший на палубе разбойничьего брига: его  душа сжилась с бурями и битвами, и, выброшенный на берег, он скучает и томится, как ни мани его тенистая роща, как ни свети ему мирное солнце; он ходит себе целый день по прибрежному песку, прислушивается к однообразному ропоту набегающих волн и всматривается в туманную даль: не мелькнет ли там на бледной черте, отделяющей синюю пучину от серых тучек, желанный парус, сначала подобный крылу морской чайки, но мало-помалу отделяющийся от пены валунов и ровным бегом приближающийся к пустынной пристани…

Роман «Герой нашего времени». III. Фаталист.