...< Темы 

Цитаты на тему: Обучение. Образование

Аз бо есмь в чину учимых и учащих мя требую.

Надпись на печати писем Петра из за границы во время Великого посольства (1697-1698) Соловьев С., 7(14):541

Будь любезен с учителями. Даже если они не заслуживают твоего уважения, они заслуживают твоей жалости.

Бывший студент великого немецкого историка Фридриха Майнеке рассказал мне, как его учитель впервые посетил Америку. «Это было настоящее событие», — сказал он. — Впервые в моей жизни я был за границей». Но студент помнил, что Майнеке был в  Италии и он напомнил ему об этом. На это тот сказал: «Ну, Италия это еще не заграница. Это часть Римской империи».

В возрасте шести лет, минуя сольфеджио, которое так никогда и не проходил, я начал обучаться игре на рояле. Моими учителями были Анри Гиз, затем Шарль-Рене, с которыми я впервые стал заниматься гармонией, контрапунктом и композицией.

из «Краткой автобиографии»

В годичном плане упорядочения и обучения воинских частей, осуществление которого начинается в настоящее время, необходимо уделять равное внимание как военной, так и политической стороне дела, сочетать оба этих аспекта. В начале работы по упорядочению и обучению воинских частей упор следует делать на политической стороне, на улучшении отношений между командирами и бойцами, на укреплении внутренней сплоченности, на максимальном выявлении активности широких масс руководящих работников и бойцов. Только таким образом можно успешно осуществить упорядочение и обучение в военном плане и добиться еще лучших результатов.

«Задачи на 1945 год» (15 декабря 1944 года)

В 1880 году Твен получил письмо от техасского школьника, который на заданную в школе тему: «Кем из великих людей ты хотел бы стать?», написал, что он хотел бы стать Марком Твеном. Теперь он спрашивал писателя, захотел бы тот, будь это возможно, стать обыкновенным мальчиком? Твен ответил, что да. Но при некоторых условиях. Во-первых, он должен «остаться лоцманом навсегда». Во-вторых, «пусть вечно стоит лето, цветут магнолии на Рафл-пойнте, а тростник на сахарных плантациях зеленеет. Пусть мне не придется вставать на вахту в полночь, ну разве что при полной луне; пусть всегда будет полноводье, и пароход скользит по реке, как утка по пруду, пусть рядом будут друзья, и мы будем болтать дни напролет, покуривая да салютуя гудками встречным кораблям. Пусть плаванье будет долгим, а стоянки короткими, и команда пусть все  время будет одна и та же, какую я сам подобрал из ребят, с которыми водился лет двадцать назад, – только вот  беда, половины из них уже нет на свете, а других разбросало по стране, и обломки моего парохода давно уже гниют на дне излучины под Новым Мадридом, штат Миссури».