...< Темы 

Цитаты на тему: Режиссер

Быть режиссером — это все равно, что проживать множество жизней. Думаю, что по этой же причине люди и ходят в кино.

ГОВАРД ХЬЮЗ (миллионер, режиссер, летчик и герой фильма «Авиатор».) был сумасшедший. Мне это в принципе знакомо. Друзья часто говорят про меня: «Не ходите в ту комнату. Он надел коробки из-под носовых платков на ноги. Не ходите туда. Сейчас не лучшее время». Да, такое случалось, и не раз.

Если режиссер плачет в своем кино над цветочком, будь он хоть чудовищем расписным в  жизни - все запомнят его оплакивающим цветочек. А я - наоборот. Я в жизни плачу.

Если хочешь стать режиссером, то придется поработать.

Лучше я буду режиссером, чем продюсером. Я готов заниматься этим в любой день недели и дважды в воскресенье.

Некоторые современные режиссеры делают фильмы для нескольких человек, которые посмотрят фильм трижды, вместо того чтобы делать фильмы для миллионов, которые посмотрят фильм один раз.

Однажды режиссер Бирбом Три предложил: – Надо заставить Шоу съесть хороший бифштекс, чтобы влить в него немного свежей крови. – Упаси бог, – воскликнула миссис Кэмпбелл. – Он достаточно хорош и так, а если дать ему мяса, какая женщина в Лондоне поручится за свою безопасность?

Оставьте классиков в покое! Я иногда представляю себе, что сделал бы Достоевский с режиссером, который поставил его “Братьев Карамазовых” в том виде, как они идут в наши дни. Или что бы сделал, скажем, Гоголь, увидев то, что сотворили с его “Мертвыми душами”.

Из автобиографии Никиты Михалкова

Поначалу я был физически опасен на сцене. Когда я играл в Манчестере, режиссер меня уволил, потому что я чуть не сломал кому-то хребет. Он сказал, что меня слишком опасно выпускать на сцену. Но в результате мне повезло, потому что он посоветовал мне пойти в одну из тех «модных театральных школ», которые сам не одобрял. И я пошел в RADA, где началась моя настоящая карьера. Большинство актеров — довольно простодушные люди, считающие себя сложными натурами. Помню, как я услышал про Роберта Де Ниро в «Бешеном быке» и подумал: «Обязательно надо посмотреть этот фильм». Я пошел на него в маленький нью-йоркский кинотеатрик, пропахший мочой; кто-то там отливал, несколько человек спали. Это было что-то вроде момента истины: так вот, значит, ради чего все наши старания? Сейчас мне плевать на театр с высокой колокольни. Честное слово, не понимаю, почему некоторые относятся к нему так трепетно. На кой черт нам весь этот театр четырехсотлетней давности? Кому он нужен? Закатайте его в асфальт. Подумаешь, беда! Все равно это мертвечина. Какой Лир лучше: такой или сякой, — кого это волнует? Ты делаешь то, что уже делали до тебя пятнадцать тысяч актеров. Все актеры в свои самые сумасшедшие годы хотят сыграть Гамлета. Я тоже хотел. А теперь думаю, это все равно что с собой покончить. Сейчас меня абсолютно не интересуют Шекспир и вся эта британская чепуха. А когда интересовали, это было одно голое честолюбие — просто хотелось славы.

Поначалу я был физически опасен на сцене. Когда я играл в Манчестере, режиссер меня уволил, потому что я чуть не сломал кому-то хребет. Он сказал, что меня слишком опасно выпускать на сцену. Но в результате мне повезло, потому что он посоветовал мне пойти в одну из тех «модных театральных школ», которые сам не одобрял. И я пошел в RADA (Королевская академия драматического искусства. — Esquire), где началась моя настоящая карьера.

Раньше режиссеру достаточно было быть психологом, теперь он должен быть психиатром.

Режиссер с камерой в качестве свободного и неограниченного лица подобен автору с ручкой.

Режиссеры бывают трех видов: умные, изобретательные и большинство.