...< Темы 

Цитаты на тему: Сон

Александр говорил, что сон и близость с женщиной более всего другого заставляют его ощущать себя смертным, так как утомление и сладострастие проистекают от одной и той же слабости человеческой природы.

Анализ сновидений способен приоткрыть завесу бессознательного. Выводы, полученные благодаря этому методу, не оценимы в технике психоанализа. Обращение психоаналитика к элементам сновидения позволяет взглянуть более полно на душевный недуг, беспокоящий в период бодрствования.

Бессонница - это когда не можешь спать, даже когда уже пора просыпаться.

Будь больше бодр всегда, чтоб сном не отягчаться;
Излишний сон дает порокам вкореняться.

Убегать cонливости

В вещем сне вы получаете предупреждение и еще можете избежать неприятностей…сновидения, ниспосланные свыше, дают возможность заблаговременно разобраться в себе и окружающей обстановке…Разумейте — и действуйте…

О даре провидения

Вкусы кружка тяготели к Глинке, Шуману и последним квартетам Бетховена. Восемь симфоний Бетховена пользовались сравнительно незначительным расположением кружка. Мендельсон, кроме увертюры «Сон в летнюю ночь», «Hebriden» и финала октета, был мало уважаем и часто назывался Мусоргским «Менделем». Моцарт и Гайдн считались устаревшими и наивными; С.Бах - окаменелым, даже просто музыкально-математической, бесчувственной и мертвенной натурой, сочинявшей как какая-то машина. Гендель считался сильной натурой, но, впрочем, о нем мало упоминалось. Шопен приравнивался Балакиревым к нервной светской даме. Начало его похоронного марша (b-moll) приводило в восхищение, но продолжение считалось никуда не годным. Некоторые мазурки его нравились, но большинство сочинений его считалось какими-то красивыми кружевами и только. Берлиоз, с которым только что начинали знакомиться, весьма уважался. Лист был сравнительно мало известен и признавался изломанным и извращенным в музыкальном отношении, а подчас и карикатурным. О Вагнере говорили мало. К современным русским композиторам отношение было следующее. Даргомыжского уважали за речитативную часть «Русалки»; три оркестровые его  фантазии считали за курьез и только («Каменного гостя» в ту пору не было) романсы «Паладин» и «Восточная ария» очень уважались; но в общем ему отказывали в значительном таланте и относились к нему с оттенком насмешки. Львов считался ничтожеством. Рубинштейн пользовался репутацией только пианиста, а как композитор считался бездарным и безвкусным. Серов в те времена еще не принимался за «Юдифь», и о нем молчали.

«Летопись моей музыкальной жизни»

Волненье, бессонница, стрессы…
Живем на свете, как  герои пьесы,
Мы любим, встречаем, бросаем,
С трамваев и автобусов свисаем.
Не знаем, что завтра случится,
И кто нам в двери утром постучится,
Меняются время и моды,
Но не меняем мы своей природы.

Все ищем мы  жизни вершины
И накликаем на себя кручины,
И что же выходит в итоге?
Мы выбираем не свои дороги…
Что ж делать с дорогой не тою?
До одури мы сжаты суетою,
Бросаем друзей и любимых
И ловим то, что пролетает мимо.

Как выйти из этого круга,
Уйти от разрезающего плуга,
Остаться с прекрасными днями,
Деревьями, цветами и друзьями…
Извечны такие вопросы,
И возникают на пути откосы,
Все ищем и ищем ответы,
Надеясь, что не все еще пропето.

Волненье, бессонница, стрессы... 1984

Во сне, а быть может, весною
ты повстречала меня.
Но осень настала, и горько
ты плачешь при свете дня.

О чем ты? О листьях опавших?
Иль об ушедшей весне?
Я знаю, мы счастливы были
весной… а быть может, во сне.